Пишите нам:vesti.y@yandex.ru

  • 2020-03-19
  • знач.изм.
    USD28/1077.551.0964
    EUR28/1091.260.908
  • Новости
  • О газете
  • Подписка
  • Архив номеров
  • Контакты
  • Скачать архив в PDF

    Каталог предприятий

      • Пушкин. И этим всё сказано

        2017-01-270860

        фото  В Михайловское! К Пушкину! И... к себе самому. Ведь почему-то учащенно бьется сердце и, кажется, не хватает воздуха. Так бывает, когда ждешь встречи с кем-то очень близким, родным, дорогим.

        И вот наконец-то Пушкинские горы (раньше они назывались Святыми). Господи, красота-то какая! Холмы, озера, вековые рощи, омываемые Соротью...

        Но почему, почему такое ощущение, что все это уже видели? Не на фотографиях, нет. А где, когда?

        «Вновь я посетил», – написал Пушкин в 1835 году, в свой предпоследний приезд в Михайловское.

        И каждый из нас вновь посетил. Здесь поэт слушал сказки своей нянюшки. А мы росли на них. Здесь написал «деревенскую» часть «Евгения Онегина». Это наши школьные годы: на спор учили не только «Письмо Татьяны», а целые главы. Да их и учить не надо было – сами запоминались.

        Здесь создал драму «Борис Годунов», «за два утра» – сатирическую поэму «Граф Нулин» и свои лирические шедевры: «Я помню чудное мгновенье», «Сожженное письмо», «Талисман», «Признание»... Мы зачитывались ими в юности... А потом много раз перечитывали уже знакомые строки и находили другие, созвучные времени и настроению. Именно здесь «в строгом уединении, вдали охлажденного света», как отмечал брат поэта Лев Сергеевич, «талант его окрепнул и, если можно так выразиться, освоеобразился». Пушкин стал поистине «богатырем духовным», а Михайловский период – его литературным подвигом. Здесь он написал более ста произведений.

        И вот мы в его Михайловском. В нашем Михайловском. Слушали экскурсовода, но сам Пушкин вел нас. А природа здесь сказочная, заповедная. Удивительное сочетание «глуши лесов сосновых» и живописных далей, «озер лазурных», соединенных «тихоструйной речкой», старых парков... А в сентябре, когда мы были на Псковщине, куда ни кинь взор – «очей очарованье», «в багрец и золото одетые леса».

        А мы уже в усадьбе. «Деревня, где скучал Евгений, была прелестный уголок. Господский дом уединенный, горой от ветров огражденный, стоял над речкою». Точь-в-точь. Только вряд ли бы мы за тысячи километров стремились в эти места, если бы они не были возвеличены и освящены поэзией Пушкина. И сам он был рядом. Помните? «Взойду невидимо и сяду между вами. И, может быть, утешен буду я»...

        Вместе с Пушкиным и мы приветствуем этот дивный уголок – «приют спокойствия, трудов и вдохновения».

        Вот и «поэта дом опальный». Его построил дед Пушкина – Осип Абрамович Ганнибал. «Отменно прочен и спокоен во вкусе умной старины». Большой деревенский дом с передней, комнатой родителей, гостиной, столовой и кабинетом.

        И мы уже знали, что там увидим: «в гостиной штофные обои,.. и печи в пестрых изразцах», «в кабинете – пол дубовый, два шкафа, стол, диван пуховый...» («Евгений Онегин», глава вторая) и много-много книг. Они на этажерке, полке, в шкафу, на столе, на полу... «Книг ради бога, книг!» – просил поэт брата, друзей, знакомых... В 1836 году из Михайловского в Петербург привезли 12 возов книг.

        Из гостиной можно было напрямую попасть в переднюю и выйти к заднему крыльцу дома. Что Пушкин и делал, сбегая от докучливых соседей-помещиков. Один к одному та же вторая глава «Онегина»: «Сначала все к нему съезжали, но так как с заднего крыльца обыкновенно подавали ему донского жеребца, лишь только вдоль большой дороги заслышав их домашни дроги. Поступком оскорбясь таким, все дружбу прекратили с ним».

        В кабинете обратили внимание на железную трость – с ней Пушкин бродил по окрестностям, манежный хлыст для верховой езды – поэт, не желая тратить время на «разговор о сенокосе, о вине, о псарне, о своей родне», часто уходил от своих навязчивых знакомых на «вороном аргамаке».

        В Михайловском, особенно в первые дни, Пушкин был «тоской и рифмами томим». Спасала его Арина Родионовна. «Но я плоды своих мечтаний и гармонических затей читаю только старой няне, подруге юности моей».

        У Арины Родионовны была не только комнатка в господском доме, но и своя изба, разделенная коридором на две половины. В одной – светелка няни, в другой – крестьянская банька. Мы заглянули и туда, а там – огромная кадка. Для чего, гадать не пришлось. «Онегин» подсказал: «Со сна садится в ванну со льдом». Это Евгений – в ванну, а Пушкин – в бочку. Зимой. А летом и осенью, до первых морозов, удивляя местных мужиков, плавал в Сороти.

        фоо Благо она совсем рядом. Как и любимый поэтом пруд с горбатым мостиком, грот, беседка, фруктовый сад (долго берегла привезенные оттуда яблоки, не решаясь съесть), три аллеи – цветочная, липовая и Анны Керн. Посреди круглого прудика «островок уединения». Поэт часто бывал в этом укромном уголке парка.

        Здесь Пушкин принимал своих лицейских друзей И.И. Пущина и А.А. Дельвига.

        ...Чем дольше мы бродили по Михайловским рощам, тем больше понимали, почему именно здесь завещал похоронить себя поэт.

        Пушкин объездил всю Россию: «Мне путешествие привычно и днем, и ночью – был бы путь». Родился в Москве, жил в Крыму, побывал в Тверском краю, Нижегородской губернии, Казани, Симбирске, Оренбурге, Уральске, самые счастливые годы с женой и детьми провел в Петербурге.

        ...Но тянуло в имение матери Михайловское. Сюда приезжал после окончания лицея в 1817 году: «Помню, как обрадовался сельской жизни, русской бане, клубнике...» (из дневника Пушкина). В 1819 году написал здесь свою знаменитую «Деревню». Девятого августа 1824 года после южной ссылки Александр I отправил «наводнившего всю Россию возмутительными стихами» поэта под надзор политических и духовных властей в псковскую глушь. Он прожил здесь до сентября 1826 года. Но напрасно надеялись  царедворцы, Пушкин остался верен себе: «На берег выброшен грозою, я гимны прежние пою».

        Навестил Пушкин любимый уголок в 1835 году. Как всегда, много читал, вел переписку с друзьями, продолжал работать над «Сценами из рыцарских времен» и «Египетскими ночами». Тогда он задумал перебраться в деревню всей семьей. Не разрешили.

        Пушкин писал Наталье Николаевне: «Царь не позволит мне ни записаться в помещики, ни в журналисты. Писать книги для денег, видит Бог, не могу. У нас ни гроша верного дохода...».

        Последняя поездка в Михайловское была в апреле 1836 года. Он вез гроб с телом матери для захоронения в Святогорском монастыре, где были погребены дед и бабушка поэта, младший брат Платон. Тогда же Пушкин внес в монастырскую казну деньги, откупив здесь место и себе. Словно знал, что совсем скоро оно пригодится. До рокового выстрела на Черной речке оставалось ровно восемь месяцев. Он прогремел 27 января 1837 года. Сто восемьдесят лет назад.

        Смертельно раненого Пушкина слуга на руках заносил в дом №12 на Набережной Мойки в Петербурге.

        По воспоминаниям современников, 28 января здесь «не было ни прохода, ни проезда.  Толпы народа и экипажи с утра до вечера осаждали дом».

        29 января 1837 года остановилось сердце поэта. Я была в музее-квартире. Часы в кабинете показывают 2 часа 45 минут. Их остановил друг Пушкина В.А. Жуковский. Дочь Н.М. Карамзина Е.Н. Мещерская потом напишет: «Тысячи людей бросились к дому поэта и навсегда вместе со всей Россией там и остались».

        Отпевали Пушкина в придворной церкви Конюшенного ведомства, а место его похорон держалось в тайне. Царское правительство боялось общественных демонстраций. В ночь на третье февраля сани с телом поэта отправились в Святые Горы. Проводить Пушкина разрешили только А.И. Тургеневу («на правах старого друга») и дядьке, крепостному крестьянину Никите Козлову.

        Еще в 1829 году Пушкин писал: «...но ближе к милому пределу мне всё б хотелось почивать».

        «Милый предел» – Михайловское. От него до Святогорского монастыря пять километров. В этих древних стенах часто бывал Пушкин, работая над «Борисом Годуновым». Допоздна засиживался за старинными летописями в монастырской библиотеке.

        Три с лишним года на могиле стоял простой деревянный крест. А осенью 1840-го установили заказанный женой Натальей Николаевной мраморный обелиск. Памятник прост и строг. На гранитном постаменте высечено: «Александр Сергеевич Пушкин. Родился в Москве 26 мая 1799 года. Скончался в Петербурге 29 января 1837 года». И никто никогда не спросит, кто это. Просто Пушкин. И этим всё сказано.

        Татьяна Коротаева.

      • распечатать
      • отправить другу

      Ещё по теме:

      • Комментарии

        Имя
        E-mail
        Текст
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
        Отправить
        Сбросить
      Фраза дня
    • 2019-10-24

      Глядя в прошлое, снимите шляпу, глядя в будущее, засучите рукава!

      Топ статей

        Последние комментарии

        • Новости
        • О газете
        • Подписка
        • Архив номеров
        • Контакты